Приятного прочтения

Маршрут   по Алайской долине.

Альпинисты и геологи в Бордобе

В 1932 году по Алайской долине, во всех направлениях по­тянулись караваны и отряды Таджикской комплексной экспе­диции.

Строившийся в том году автомобильный тракт Ош—Хорог проходил по трассе старой колесной дороги и только на пере­валах, где зигзаги («серпантины») были слишком круты, отступал от нее. Поэтому на Талдыке и на Кизыл-Арте сосре­доточились временные базы строительной организации «Па-мирстроя». Там, где еще за год перед тем было безлюдно и дико/ выросли многолюдные городки. Везде виднелись палатки, юрты, походные кухни, оклады материалов, фуража, продовольствия. Сотни рабочих — мужчин и женщин, рус­ских, узбеков, киргизов — жили здесь огромными таборами. Большая часть памирстроевцев жила в Бордобе — урочище, расположенном на трассе у подножия Заалайокого хребта. Когда-то тут была почтовая станция — маленький каменный ра­бат, одинокий и неуютный. Во времена басмачества рабат был разрушен, и еще в 1930 году урочище Бордоба ничем не отли­чалось от прочих безлюдных мест Алая и Памира. Нов 1932го­ду жизнь здесь закипела. Другой лагерь памирстроевцев на­ходился на северном краю Алайской долины, в урочище Сары-таш, Дотоле обитаемом только в летнее время кочевниками.

Сюда, в Сарыташ и Бордобу, весной тридцать второго года съехались сотрудники самых разнохарактерных отрядов Таджикской комплексной экспедиции. В Бордобе размести­лись в палатках геологи группы Д. В. Наливкина, альпинисты центральной  группы,  ботаники,  зоологи, киноработники, художники П. Староноеов и Н. Котов, фотограф-художник В. Лебедев.

Те, кто никогда не бывал на Алае раньше, не могли себе даже представить, как пусто и одиноко чувствовал себя тут случайный путник, ехавший с Памира или на Памир. В период последней волны басмачества это место считалось одним из самых опасных. Басмачи, скрывавшиеся по бесчисленным • боковым ущельям Алая и Заалая, всегда могли неожиданно напасть на проходящий караван, на случайно здесь заноче­вавшего путника.

В тридцать втором году все бордобинские палатки и юрты были освещены электричеством, под стенами заново строив­шегося рабата лежали запасы топлива, вокруг паслись табуны лошадей, радиостанция вела непрерывные разговоры с Ошем и с Ташкентом, и о прежней «пустынности» этого места люди только делились воспоминаниями за чайным столом.

Днем в ясный день здесь было жарко — люди ходили в майках, по ночам наваливался мороз — люди забирались в пуховые спальные мешки или бродили по лагерю, ежась, в полушубках и меховых шапках-ушанках. Три с половиной тысячи метров над уровнем моря давали о себе знать резкими скачками термометра, пронзительными ветрами, холодными /густыми дождями, а в перерывах между ними — нестерпимо

Оглавление

О книге

Итак, продолжаем публиковать в интернете книги о путешествиях. Сейчас это книга о восточном Памире. Автор рассказывает много интересных фактов о жителях и работе на Памире.