Приятного прочтения

Уход Турды-Ахуна

Конечно, если б Юдин не отстал.от каравана, а ехал с ним вместе, он, вероятно, и сам приказал бы Турды-Ахуну остано­виться на ночь перед рекой, но тут он рванулся рысью и, под­скакав к караванщикам, враз задержал коня.

—  В чем дело, Турды-Ахун? — сказал он скороговоркой,почти про себя.

Обращаясь к караванщикам, Юдин всегда добавлял к имени .слово <«ака», то-есть: «друг», «брат». Это был знак уважения и.вежливости, приятной мягкости в обращении: «Турды-Ахун-ака», «Насыр-ака»... «Кимсан-ака»... Караванщики весьма це­нили в Юдине знание тонкостей обращения. А потому, не услы­шав этого добавления, Турды-Ахун сразу понял, что Юдин недо­волен и зол, и принялся с жаром, полуизвиняющимся, полуоби­женным тоном объяснять Юдину все соображения, заставившие его остановить караван именно здесь.

Юдин слушал молча, с каменным, тяжелым лицом, — у Юдина это как-то так особенно получалось: сомкнет плот­но губы, и кажется, они налиты свинцом, а лицо каменеет, словно неживое, — массивный, тяжелый, будто глиняный слепок, и только сузившиеся киргизские глаза смотрят злыми буравчиками. И тих, и спокоен, и вежлив, а люди поежи­ваются под таким взглядом, словно этот взгляд их задавит сей­час.

Юдин выслушал все объяснения молча, — главным объяс­нением было: «вода высока, вьюки подмочишь», — нахмурился и вместо ответа крепко стегнул камчой своего коня. Конь рва­нулся к воде, но, едва вступив в нее, уперся всеми четырьмя ногами. Перед его испуганными глазами мутносерая полоса воды проносилась с угрожающей быстротой. Река постукивала невидимыми на дне валунами. Конь попробовал пятиться. Ка­раванщики и сотрудники экспедиции молча столпились на берегу, заранее зная, что, раз взявшись за дело, Юдин уже не отступит. Юдин крепко взял коня в шенкеля и со злобным упорством принялся хлестать его тяжелой ка'мчою. Конь воз­мущенно вился, юлил крупом, попытался даже встать на дыбы, но тут Юдин, последним жестоким ударом протянув камчу ему под живот, бросил коня в гудящую воду. Конь сдался и пошел осторожно вперед, по грудь погружаясь в хо­лодную пену.

—  Хорошо идет, не боится! — тихонько подтолкнул локтемТурды-Ахуна Насыр. В нем говорил азарт, глаза его умасли­лись блеском.


Юдин отпустил стремена и выставил ноги вперед, — его са­поги резали хлещущую, узловатую воду, как нос корабля. Конь всем боком наваливался на течение. Юдин отклонялся в обратную сторону, чтоб уравновесить центр тяжести. Конь, ставя ногу, выбирал камни на дне на ощупь и шел напряжен­но, как канатоходец. В середине реки воды оказалось немно­го выше стремян, а неслась она так, словно Юдин мчался вверх

Оглавление

О книге

Итак, продолжаем публиковать в интернете книги о путешествиях. Сейчас это книга о восточном Памире. Автор рассказывает много интересных фактов о жителях и работе на Памире.