Приятного прочтения

Переход по Алайской долине (Из записей 1930 года)

Травы в метр высотой поднимаются зелены, сочны и густы. Цветут эдельвейсы, тюльпаны, типчак, первоцвет и ирис. Кузне­чики нагибают серебристые метелки сочного ковыля. Среди ди­ких кустов эфедры снуют полевые мыши.

Пронзительно пахнет полынь. Кажется, даже ветер цеп­ляется в зарослях облепихи, чия, тамарикса. И в тысячу голосов верещат сурки, вставая на задние лапни у своих норок, удив­ленно, по-человечьи, разглядывая прохожих. Сурки — рыжие, жирные, ленивые, — они еще не боятся человека, она еще мнят ;себя хозяевами этой страны.

Удивительные над нами снега! Сегодня я уменьшался весь день. Ехал в седле и уменьшался! И не только я. Лошади, лю­ди, верблюды — весь караван. Пунктир крошечных точек на необъятном зеленом пространстве. Слоено выбежал в настоя­щее . весеннее поле досужий мальчуган, сунул руку в карман, а в кармане коробочка — древесинная, овальная, ломкая. По­ложил коробочку на ладонь, снял легкую крышку и одного за другим двумя пальцами вынул из коробочки ораву плотно уло­женных оловянных всадников. Их бы дома расставить на дет­ском столе, в комнате, а он вздумал выстроить их гуськом на настоящем зеленеющем поле, под открытым небом, под полно-светным белым накалом солнца. Выстроил — и постыдно ма­ленькими, несоразмерными с окружающим миром показались они ему. Удивлённо распахнул глаза, оглянулся: зеленая доли­на, мрежащий чистый день, утреннее небо, горы, снежные го­ры... Перевел глаза на своих оловянных всадников и, словно впервые поняв, громко, разочарованно крикнул: «Не настоя­щие!..»

Еще раз, уже злобно, впервые теряя детство, повторил* «Не настоящие!» — и кинулся в сторону. А оловянные всадники ожили, встрепенулись и тронулись вперед, позвякивая стреме­нами, поскрипывая новыми седлами, подергивая поводами. Ко­нечно, они были затеряны в таких необъятных пространствах, конечно, движение их было таким неощутимо-медленным, что ландшафт вокруг не менялся, не перестраивался, и присутствие их никак не отразилось на великом спокойствии полного тиши­ной мира. И они ехали целый день, и одним из них был я, а дру­гие были такие же,, как я, — товарищи мои, спутники в этом великолепном путешествии на Памир. И мы уменьшались весь день — такое чувство было у всех, потому что Заалайский хре­бет медленно надвигался на нас, вырастая сверкающими сне­гами, гигантскими белыми цирками, словно льдистыми крате­рами, гранями   склонов и чешуйчатыми   телами   ледников —


неправдоподобными, нереальными... Я бессилен был разбить ощущение будоражащей сердце нереальности этого великолеп­ного мира. Я спорил с ним цифрами.

Ну да, семь километров над уровнем моря. Так и должно быть.   Пик   Ленина — вот   он — 7 129 метров,   25 сентября 1928 года там пять минут пробыли люди. Три альпиниста, Ко­нечно, громадная высота...

[1]2
Оглавление

О книге

Итак, продолжаем публиковать в интернете книги о путешествиях. Сейчас это книга о восточном Памире. Автор рассказывает много интересных фактов о жителях и работе на Памире.