Приятного прочтения

Мургаб (Пост Памирскмй)

Обращенная к югу продольная стена идет по краю высокой конгломератовой террасы, с вершины которой укрепление и господствует над долиной Мургаба. Терраса была в свое время образована течением реки, которая теперь отошла от нее на довольно значительное расстояние. Между террасой и рекой остались болота и трясина, из которой пробиваются мно­гочисленные прозрачные ключи.

Памирский пост — наглядное доказательство энергии офи­церов, руководивших работою, и прекрасный памятник их тру­дов: возведение укрепления на такой значительной высоте и так далеко от всякой цивилизации не могло не быть сопряжено с величайшими трудностями. Весь древесный и прочий мате­риал приходилось доставлять на вьючных лошадях из Оша. Осенью тут часто разражались свирепые бураны, обдававшие облаками снежной и песочной пыли, а офицеры и команда в это время должны были ютиться в киргизских кибитках, которые ветер нередко и опрокидывал.

С Кашгаром установились новые торговые сношения, и каш-гарские купцы приезжают сюда со своими товарами, вымени­вают здесь киргизских овец, гонят их в Фергану, где они в большой цене, и с хорошими барышами возвращаются в Каш­гар, через перевал Терек-Даван или Талдык.

На путешественника-чужестранца Памирский пост произво­дит самое отрадное впечатление. После долгого, утомительного пути по необитаемым, диким горным областям попадаешь вдруг на 'этот маленький клочок великой России....

В общем Памирский пост живо напоминает военное судно. Стены — это борта, необозримая открытая Мургабская доли­на — море, крепостной двор — палуба, по которой мы часто гуляли и с которой в сильные бинокли обозревали отдаленней­шие границы нашего кругозора, тихого безжизненного кругозо­ра, на котором лишь по вторникам появлялся одинокий всад­ник. Это джигит-курьер, привозящий желанную почту из Рос­сии...

Все люди отличались образцовой молодецкой выправкой; долгая, холодная памирская зима, которую гарнизон проводит в этой пустыне, почти в таких же условиях, как и полярные мореплаватели на замерзших во льдах судах, нисколько не от­ражалась на них, — ни следа вялости, апатии, равнодушия. Теперь, когда снова начинало пригревать солнышко, растопляя снежные сугробы в горах и лед на реках и озерах, и в природе пробуждалась новая жизнь, в укреплении господствовало осо­бенное оживление и веселье, пробуждался особый интерес к жизни и природе.

Каждый день давал повод к новым наблюдениям. На бере­гах Мургаба останавливались пролетом стаи диких уток и гусей, возвращавшихся из своего зимнего местопребывания — Индии — на летнее пребывание — в Сибирь. Для многих из них отдых здесь становился, однако, неожиданно долгим.

12[3]45
Оглавление

О книге

Итак, продолжаем публиковать в интернете книги о путешествиях. Сейчас это книга о восточном Памире. Автор рассказывает много интересных фактов о жителях и работе на Памире.