Приятного прочтения

Утро в лагере

ные сумы, ящики, мешки с мукою, ячменем, рисом, сахаром, солью расположены сдвоенными рядами, обвязаны попарно хитрой системой толстых вьючных арканов. Хаос мелких ве­щей, разбросанных по всему лагерю, исчезает, — вещи заложе­ны в сумы и ягтаны. Караванщики проверяют разлапые, пере­вернутые вверх потниками седла, скоблят ножом просоленный конским потом, слежавшийся войлок. Другие вьючные, огром­ные седла стоят длинным тоннелем, одно за другим; они похо­жи на пустые, выглоданные панцыри гигантских жуков.

Караванщики вбили в землю железный код, привязали к не­му длинный аркан, тянут его через весь лагерь, растягивают, обвязывают конец вокруг второго железного кола. Это коно­вязь. К коновязи ведут лошадей; привязывают одну за другой по обе стороны аркана, головой к голове. Караванбаши накло­нился над раскрытым мешком, черпает ячмень ладонями. Ему подставляют торбы, он сыплет в каждую по две полные при­горшни пыльного, сухого зерна.

На костре, в узкогорлых чугунных кувшинах, в задымлен­ных чайниках, — чай, он варится, словно суп.

Люди проверяют и чистят оружие, чинят лопнувшие ремни, пересчитывают, все ли тренчики налицо. Я торопливо зарисо­вываю на листе ватмана ощерившийся над лагерем острозубый мертвый хребет, на переднем плане изображаю оплетающий камни ручей, посапывающих, жующих ячмень лошадей. Караванщики стелют на земле брезент, на брезент — ситцевый, с красными розанами отрез, заменяющий скатерть. Ставят по краю эмалированные кружки, алюминиевые миски, пиалы, на­сыпают на скатерть горстку крупнозернистой соли. Сюда же бросают из мешка груду застарелых, окаменевших пшеничных лепешек.

С гор низвергается ветер, он без запаха, чист и остер. Солнце сверкает на льду ручья, лед потрескивает, на нем, про­сыпаясь, переливаются радугой крупные, холодные капли.

Караванбаши, «глава каравана», подходит к костру, сзывает всех к разостланному брезенту. Юдин, в ушанке, в полушубке, •торопит людей, садится на угол брезента, подогнув, как при­нято в Азии, ноги. Дробит камнем на согнутой ладони лепешку. Два караванщика, наложив на края котла полы халатов, ухва­тывают его с двух сторон, подносят к брезенту, ставят возле, на землю, подпирают камнями. Караванбаши, огладив ладоня­ми бороду, произносит: «Алла акбар!», сует руки в котел, разры­вает жилистыми руками горячее мясо, подрезает сухожилия кривым ножом, накладывает куски в подставляемые миски. Люди на брезенте расселись в кружок, некоторые полулежат, другие предпочитают есть, лежа на животе, расставив над ми­ской локти. Обжигая пальцы, отгрызают от мяса сначала са­мые мягкие, самые нежные части. Откуда-то появляются му­хи, — даже здесь оводы и мухи: они, очевидно, путешествуют с караваном.

Лошади на коновязи доедают ячмень, опускают морды, на которых болтаются опустевшие тдарбы, обмахиваются длинны­

1[2]3
Оглавление

О книге

Итак, продолжаем публиковать в интернете книги о путешествиях. Сейчас это книга о восточном Памире. Автор рассказывает много интересных фактов о жителях и работе на Памире.